Житомирщина
Online Translate
Банери
banner
Статистика сайта


Відвідувачі за останні 24 години















Дневник каннибала

Документальная хроника

Украина, 1933 год. Стремление во что бы то ни стало выполнить план хлебозаготовок, конфискация зерна у селян, последующий его экспорт за границу дружественным государствам. Такова была варварская политика вождя всех времен и народов, а её результатом — миллионы смертей в Украине.

Мы показали эти кадры не случайно. Тогда люди ради горсти зерна были готовы на все. Постоянное, не утихающее ни на секунду чувство голода доводило до безумия и толкало порой даже на убийство человека. Это называли борьбой за жизнь. Сейчас о прошлых временах вспоминают с болью в сердце. Но разве мог кто-либо семьдесят лет назад предположить, что сегодня, уже в двадцать первом веке, о каннибализме заговорят вновь. И это никак не будет связано с голодомором. Просто такими будут нравы.

Девятнадцатого июня в Житомирское районное управление внутренних дел обратились супруги Гуламовы с заявлением об исчезновении дочери — двадцатидвухлетней Екатерины. Правда, Катя отсутствовала дома всего лишь двадцать часов. Поэтому заявлению не придали особого значения. Мало ли что — дело ведь молодое. В какой-нибудь веселой компании девушка вполне могла не заметить, как быстро летит время. Но прошли сутки, двое, три дня, а Катя домой так и не вернулась. Стало ясно: с ней что-то случилось. Подтверждением тому стал телефонный звонок, раздавшийся в квартире Гуламовых. Именно он и послужил поводом к началу расследования одного из самых громких и резонансных преступлений в истории независимой Украины.

Сергей Нестерчук заместитель начальника УМВД Украины в Житомирской области: «Люди зникають сьогоднi з багатьох причин. А коли уже на протязi двох-трьох днiв поступив ультимативний дзвiнок до батькiв на квартиру з вимогою трьох тисяч доларiв — тiльки в тому разi дитина повернеться додому, це для нас вже була достовiрна iнформацiя, що скоєно злочин».

По словам родителей Кати, звонивший представился Иваном. Разговор продолжался менее минуты. Видимо, злоумышленник предполагал, что к телефону Гуламовых могли подключиться сотрудники милиции и вычислить, откуда был сделан звонок. Иван сообщил, что девушка находится у него. Ее жизни ничего не угрожает. Но если в ближайшие несколько дней родители не соберут три тысячи долларов США — Катя умрет. Инструкции по передаче выкупа преступник пообещал передать позже.

Похищение человека — чрезвычайное происшествие не только в масштабах Житомирской области, но и всей страны в целом. На ноги был поднят весь личный состав областного управления министерства внутренних дел. Созданная из лучших сотрудников уголовного розыска оперативно-следственная группа разделилась на две части.

В задачу группы номер один входило наблюдение за квартирой Гуламовых и отслеживание всех входящих на их телефонный номер звонков. Вторая группа должна была отработать всех знакомых Екатерины. Выяснить, с кем она встречалась накануне исчезновения. Ведь вполне возможно, кто-то из ее окружения мог сообщить милиции нечто большее, чем родители.

По словам подруг Гуламовой, Екатерина была общительной девушкой. У нее очень много знакомых — как среди женщин, так и среди мужчин. Был и жених. Катя познакомилась с ним несколько недель назад. Правда, никто из подруг кавалера не видел. Единственные сведения о нем — это дата рождения. 29 мая. Именно в этот день Катя была у него в гостях.

Оперативный сотрудник: «Мы думали, кто мог организовать похищение девушки. Мы перебирали всех: коллег по работе отца — у него был свой бизнес, но там вроде бы все было нормально. Заинтересовал нас очень этот кавалер. Удивительно, что на протяжении месяца его никто не видел, ни родители девушки, ни подруги. Вполне возможно, что он и не жених вовсе был».

В паспортном столе была сделана выборка мужчин с аналогичной датой рождения. Таковых оказалось более трехсот человек. Учитывая, что женихом двадцатидвухлетней девушки может быть мужчина не младше восемнадцати и не старше сорока лет, круг сузили до ста пятидесяти человек. Но и это очень много. Для того, чтобы встретиться с каждым из них, понадобился бы не один день. А таким количеством времени сотрудники милиции не располагали. Дорога была каждая минута.

Вскоре в квартиру Гуламовых снова позвонили. Прежде чем позволить отцу Катерины снять трубку, работники милиции привели в готовность звукозаписывающую аппаратуру. Для поимки преступника нужно было использовать любую возможность.

Телефонный разговор:
— Алло, это Иван.
— Что с моей дочерью. Дайте мне ее услышать.
— Спокойно, с ней все нормально. Деньги готовы?
— Я не могу так быстро достать нужную сумму. Дайте мне еще время, дайте мне поговорить с дочерью, Она жива?
— Поговоришь, когда будут готовы деньги. Позвоню завтра утром.

Преступник был осторожен — разговор снова занял чуть больше двадцати секунд. Но, тем не менее, аппаратура сработала, и оперативникам удалось определить, что звонок был сделан с телефона-автомата.

Сергей Нестерчук, заместитель начальника УМВД Украины в Житомирской области: «Ми вже мали iнформацiю про певний мiкрорайон у мiстi, звiдки телефонує наш злочинець, було задiяно дуже багато особового складу обласного центру. Ми, по сутi, забезпечували контроль над кожнiм телефоном-автоматом на протязi чотирьох-п’яти днiв. Це було фiзично дуже тяжко».

Как выяснилось, подозреваемый звонил из отдаленного района города. Туда немедленно был отправлен наряд патруля со служебными собаками. В этом месте находилось два телефона-автомата. С одного из них, по словам жителей близлежащих домов, действительно около пяти минут назад звонил молодой мужчина крепкого телосложения. Разумеется, пяти минут вполне достаточно, чтобы скрыться, даже не имея автомобиля. Одна из собак взяла след, но потеряла его возле трассы.

Вскоре Иван позвонил вновь. На этот раз разговор немного затянулся. Но снова не настолько, чтобы можно было определить, откуда поступил звонок. Передача денег была назначена им на следующий день.

Сергей Нестерчук, заместитель начальника УМВД Украины в Житомирской области: «Сценарiй був слiдуючим. Вiн у телефоннiй розмовi передав батьку, що об одинадцятiй годинi вечора ви повиннi бути на власному автомобiлi в якому була заклеєна лiва фара, а працювати повинна тiльки права. Ви повиннi рухатись у напрямку Житомир — Андрушiвка, є така дiлянка дороги. Десь на цьому вiдрiзку шляху вам на зустрiч буде йти людина, яка буде робити круговi оберти лiхтариком. Якщо ви побачите таку людину, то ви призупинитесь, а грошi ви загорнете у целофановий мiшок, до якого прив’яжете два лiхтарика i кинете їх на обочину».

Сотрудники милиции приняли условия игры. Да и что оставалось делать, ведь в опасности была жизнь человека. Через некоторое время удалось собрать необходимую сумму денег. Все купюры пометили, на них нанесли аэрозольную жидкость, которая оставляет несмываемые следы на руках того, кто прикасался к деньгам.

Выкуп аккуратно завернули в бумагу и поместили в целлофановый пакет, к нему прикрепили два фонаря. Почти все сделали так, как требовал преступник. Вот только в автомобиле не было отца девочки, за руль сел сотрудник милиции. И теперь весь успех операции зависел от его мастерства.

Оперативный сотрудник: «Мы хотели задержать его непосредственно при передаче денег. Как было обусловлено заранее, наш сотрудник сел в подготовленный автомобиль с заклеенной фарой и выехал на трассу Житомир — Андрушевка. Мы в другом автомобиле двигались за ним, на случай, если понадобиться помощь. Мы три раза проехали от Житомира до Андрушевки и обратно. Но того человека, назовем его подозреваемый, не встретили.

Сейчас трудно говорить, почему тогда операция не удалась. По предположениям оперативников, это был своеобразный тактический ход подозреваемого. Вероятнее всего, он приезжал на встречу, но не показывался по той простой причине, что хотел убедиться в отсутствии на дороге засады.

Оперативно-следственная группа номер два также не прекращала работу. Сотрудники милиции продолжали искать жениха Екатерины среди мужчин, родившихся 29 мая. Интуиция подсказывала, что один из них и мог быть похитителем девушки. Напряженная работа вскоре принесла первые результаты. Круг подозреваемых сузился.

Сергей Нестерчук, заместитель начальника УМВД Украины в Житомирской области: «По областному центру, їх таких набралося бiльш нiж пiвтори сотнi. Пiвтори сотнi, всiх вiдпрацювали. I коли звузився круг, у нас їх залишилося чотири».

Дворов Владимир Петрович, 1974 года рождения, не судим, родился и проживал в городе Житомир.
Ерофеев Виталий Александрович, 1968 года рождения уроженец и житель Житомира, судим за хранение наркотиков. Срок отбывал в Запорожской исправительно-трудовой колонии номер двадцать.
Кодунов Григорий Вениаминович, 1971 года рождения, уроженец Чернигова, с 1985 года проживает в городе Житомир.
Колесниченко Эдуард Александрович, 1963 года рождения. Не судим.

Эти люди заинтересовали работников милиции больше всего. У всех четверых не было четкого алиби на день исчезновения Катерины Гуламовой.

Оперативный сотрудник: «Больше всего, конечно, смотрели за Ерофеевым. Все-таки человек из так называемой группы риска. Судим, отбывал наказание. Ну еще Кодунов, тоже темная лошадка. Когда с ним разговариваешь, почему-то глаза прячет. Вот с ними работали. А двое остальных, по крайней мере, в разговоре с ними чувствовалась уверенность. Дворов — молодой парень, не курит, не пьет, ведет здоровый образ жизни. Недавно женился, меленький ребенок у них. Другое дело — Ерофеев и Кодунов — с ними нужно было работать».

За квартирами Ерофеева и Кодунова было установлено постоянное наружное наблюдение. Фиксировалось время их прихода домой и выхода из квартиры. Но шли дни, а подозреваемые ничем не обнаруживали своей причастности к похищению Гуламовой.

Вскоре в Квартиру Гуламовых снова позвонили. Все тот же голос сообщил — передача денег должна состояться завтра на том же месте. Звонок опять же был сделан с телефона-автомата, который находится на окраине города.

Сергей Нестерчук, заместитель начальника УМВД Украины в Житомирской области: «У другому випадку такий сценарiй тоже був. Нашi оперативники уже настiльки наляканя були i вiдповiдальнiстю, i всiм, тим паче ми знали, що вiн же озброєний до зубiв. Оперативна iнформацiя була в нас достовiрна, що у нього є зброя».

Незамедлительно было созвано оперативное совещание, на котором подвели итоги проделанной работы и обсудили операцию по передаче денег. Все члены группы захвата получили табельное оружие. Решили также не прекращать наблюдение за Ерофеевым и Кодуновым. Согласно версии оперативников, один из них мог быть причастен к похищению девушки. Тогда еще оперативники не знали, что идут по ложному пути.

Снова началась кропотливая работа по подготовке к захвату преступника. Все должно было выглядеть максимально естественно. Ведь если похититель заметит что-нибудь неладное, провал операции неизбежен. На этот раз оперативники получили разрешение стрелять на поражение, если преступник окажет сопротивление.

Сергей Нестерчук, заместитель начальника УМВД Украины в Житомирской области: «Все зводилось до того, що всi поставили собi на мету, щоб взяти живою жертву. Тому всi були дуже упередженнi у своїх дiях i планували, щоб вся операцiя пройшла по сутi без жертв».

В этот раз оперативники решили обойтись без автомобиля сопровождения. Группа захвата состояла из четырех сотрудников милиции. Проехав от Житомира в сторону Андрушевки, работники милиции не заметили нужного им человека. Подозреваемого увидели лишь на обратном пути — в Житомир. Началась операция. Но преступнику удалось уйти.

Сергей Нестерчук, заместитель начальника УМВД Украины в Житомирской области: «У другому випадку, коли оперативна группа, або группа захвата, назвемо її так, виїхала до мiсця затримання, у наших працiвникiв просто-напросто здали нерви. Сценарiй той же. Iде чоловiк, але зненацька з’являється. З правої сторони їде машина з однiєю фарою, наша група, нашi працiвники. Назустрiч iде чоловiк, який робить круговi рухи. Водiй приймає одне з правильних рiшень, так на той момент вiн думав. Рiзко приймає влiво — на зустрiчну смугу i на нього. У даннiй ситуацiї вiн: нiч, у кущi, там за сiсосмугою поле житнє було у рост чоловiчий, до ранку ми його шукали, але вiн втiк».

В милицию поступила свежая информация — в Житомире сформировалась преступная группа, на счету которой не одно убийство. Был назван и один из участников бандформирования — некий Олег Коротков, в криминальном мире более известный как Ватцек. 1970 года рождения. Дважды судим за кражи.

Иосиф Пшевлоцкий, следователь прокуратуры Житомирской области: «В оперативном плане была такая информация, что есть люди, которые, ну, допустим… а вот выйти на них, с поличным поймать, то такого не было. Преступление в большинстве случаев совершали в масках, в шапочках с прорезями: темно, выслеживали жертву в темное время суток. Все жертвы нападений не помнят нападавших, потому, что было темно, и они были в масках. Поэтому нельзя было выйти на них».

Осмотр квартиры Короткова дал основания предположить, что информации можно верить. В одной из комнат были обнаружены вещи — видеомагнитофоны, телевизоры, мобильные телефоны, похищенные в одном из Житомирских магазинов. Здесь же нашли одежду, которая по размеру Короткову явно не подходила. Позже часть вещей будет опознана людьми, ограбленными на улицах Житомира группой неизвестных лиц в масках.

Оперативный сотрудник: «Начали спрашивать, откуда барахло, отрицать не было смысла, говорит: в магазине взял, ночью. Спрашиваем, один был? Говорит, один. Ну а потом, когда ему намекнули, что паровозом все потянет, начал рассказывать, что, мол, четверо их было основных затейников. И начал называть имена».

По словам Короткова, лидером группы был не кто иной, как Дворов. Тот самый Владимир Петрович Дворов, который числился в списке рожденных 29 мая — спортсмен и примерный семьянин. Тот самый Дворов, который подозревался в похищении Екатерины, Дворов, который неоднократно звонил в квартиру Гуламовых, представляясь Иваном. К нему домой немедленно была отправлена оперативная группа. Но там никого не оказалось. По словам соседей, Владимир с женой и ребенком уехали несколько дней назад в гости к родственникам. Дом осмотрели. Однако пленницы не обнаружили. Зато нашли нечто такое, что пролило свет на деятельность банды Дворова-Короткова и позже стало неоспоримым доказательством их вины. Это дневник жены Дворова — Людмилы.

Николай Черненко, прокурор Житомирской области: «Ми почали вiдслiдковувати злочинну дiяльнiсть цiєї групи ще з 1999 року, коли у мiстi Житомирi вони скоїли вбивство пристарiлої особи чоловiчої статi, яку потiм було вивезено за мiсто i вкинуто у рiчку Тетерiв. Людина проживала одиноко, тому важко було встановити мiсце зникнення, де вона подiлася i так далi. А мета була єдина — заволодiти його квартирою».

Евгений Вульф, а именно о его убийстве идет речь, считался пропавшим без вести с начала марта 2002 года. А вот что написано об этом эпизоде в дневнике Людмилы:

Шестое марта, среда.
«В полшестого утра Вова с Ватцеком забили мамонта. Сдох, как собака. Работу сделали, но ничего не взяли. Какая-то черная полоса».

Николай Черненко прокурор Житомирской области: «Iнша жертва була вбита бiля свого помешкання, коли, виходячи з квартири, вiн зустрiвся з вбивцею. Той почав вимагати вiд нього грошi, а, потiм почав наносити удари арматурою, ножовi поранення, вiд чого потерпiлий помер».

Этот эпизод также зафиксирован в дневнике жены Дворова. Речь идет об убийстве Виталия Громова, занимавшегося обменом валют. Он был убит прямо у дверей своей квартиры.

«В полдевятого утра Хомс с Ватцеком сделали менялу со второго этажа. И как всегда ничего не взяли».

В тот день Хомсу-Дворову действительно не повезло. У жертвы не было при себе денег.

На поиски Дворовых была брошена вся милиция города. Ориентировки с приметами разыскиваемых разослали во все областные Управления Министерства внутренних дел. Судьба Екатерины Гуламовой по-прежнему оставалась неизвестной.

Тем временем в Житомире была проведена серия арестов. Всплывали все новые и новые эпизоды деятельности банды Дворова-Короткова. Задержанные подозревались в совершении более тридцати преступлений. Из них пять убийств, два покушения на убийства. Во время арестов у участников преступной группы было изъято огнестрельное оружие.

Поиск беглецов продолжался. Вскоре появились результаты. На окраине Житомира была замечена жена Владимира Людмила Дворова. Проследив за ней, оперативники выяснили, где обосновались супруги Дворовы. Через несколько часов была успешно проведена операция по их задержанию. То, что оперативники обнаружили в жилище подозреваемых, заставило их ужаснуться.

Николай Черненко, прокурор Житомирской области: «При обшуцi в будинку, де мешкали злочинцi, було виявлено скальп, який, як потiм, завдяки експертним дослiдженням, належав потерпiлiй Гуламовiй, вiдрiзанi вуха i череп, який знаходився тут же у помешканнi, у духовцi».

После Владимир Дворов расскажет следователям, что убийство Екатерины он совершил вместе с женой. Решение потребовать от отца Кати выкуп они приняли уже потом, когда тело девушки или вернее, то, что от него осталось, было захоронено.

Николай Черненко, прокурор Житомирской области: «Учасники скоєння злочину показали мiсце захоронення потерпiлої Гуламової. I коли було вiднайдено труп, то дiйсно, окремi частини тiла були вiдсутнi. Вiдсутня була голова, i на окремих дiлянках тiла, зокрема на ягодицях, була вiдсутня тканина. З внутрiшнiх органiв була вiдсутня печiнка, серце».

«Сегодня мне 20 лет и 6 месяцев. Двадцать с половиной. Опомниться не успела, как стала взрослой. Сейчас для меня не то, что год, а каждый день важен. Хорошо, что я поняла это сейчас, а не в 40 или 50».

Так писала в своем дневнике Людмила Дворова, которая три дня спустя станет участницей жесточайшего убийства девушки, которая ценила жизнь не меньше, чем преступники. Свои размышления о ценности жизни Дворова продолжит в тюрьме, где проведет лучшие годы своей молодости. Такова расплата за преступление.

Константин Стогний

Банери
banner
website 7 из 10 на основе 76 оценок. 37 пользовательских отзывов.